Большая Советская Энциклопедия

Понятие: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК.,

источник - Большая Советская Энциклопедия




Исторический очерк. Сведения об окаменелостях были известны уже антич. философам-натуралистам (Ксенофан, Ксант, Геродот, Теофраст, Аристотель). В эпоху Возрождения, сменившую тысячелетний (5-15 вв.) период застоя, природа окаменелостей получила первую правильную интерпретацию - сперва у китайских натуралистов, а затем и у европейских (Леонардо да Винчи, Джироламо Фракасторо, Бернар Палисси, Агрикола и др.), хотя в большинстве случаев не хватало важнейшего для науки представления о том, что это остатки вымерших организмов. Вероятно, дат. натуралист Н. Стено (1669) и англ. Р. Гук (опубл. 1705) были одними из первых, кто начал говорить о вымерших видах, а с сер. 18 в., с развитием идей М. В. Ломоносова (1763) в России, Ж. Бюффона и Жиро - Сулави во Франции, Дж. Геттона в Великобритании и др., взгляды о постоянных изменениях в живой природе прошлого (теория развития) и значении актуалистического подхода к его познанию, хотя и стихийно, стали завоёвывать всё больше сторонников. Единство системы ископаемых и совр. организмов признавал и К. Линней, но он также совершенно отвергал идею изменяемости видов. Решающим периодом для становления П. было нач. 19 в., когда У. Смит в Великобритании впервые обосновал определение относительного возраста геологич. пластов по окаменелостям беспозвоночных и дал на этой основе первую геологич. карту (1794).

П. как науч. дисциплина возникла одновременно и в теснейшей взаимной связи с историч. геологией. Основателем той и другой считают Ж. Кювье, особенно много сделавшего в этих областях в период с 1798 по 1830; в Коллеж де Франс в 1808 он впервые стал читать систематич. курс "Истории ископаемых" и на основании глубокого сравнительно-анатомич. изучения ископаемых костей млекопитающих фактически создал П. позвоночных. Несколько позднее, с публикацией "Истории ископаемых растений" франц. ботаника Адольфа Броньяра, возникла и палеоботаника. Кювье и франц. геолог Александр Броньяр (1811) развивали представление о руководящих окаменелостях в геологии; оба они связывали в единой системе ископаемые и современные организмы и оба являлись защитниками гипотезы катастроф (см. Катастроф теория). Термин "П." впервые упомянул (1822) франц. зоолог А. Дюкроте де Бленвиль, но распространение он получил лишь после того, как проф. Моск. ун-та Г. И. Фишер фон-Вальдгейм впервые употребил его (1834) вместо термина "петроматогнозия", а во Франции А. Д' Орбиньи начал публикацию сочинений по П. (с 40-х гг. 19 в.).

Создателем первой теории эволюции был Ж. Б. Ламарк, явившийся по существу и основателем П. беспозвоночных. Близким к нему по взглядам был другой эволюционист додарвиновского периода Э. Жоффруа Сент-Илер. Однако оба современника Ж. Кювье, также не свободные от известных заблуждений, не могли противостоять его авторитету; в П. 1-й пол. 19 в. преобладающей была идея неизменяемости видов и последовательных резких смен в их существовании. Одновременно с накоплением огромного чисто описательного материала в Великобритании, Германии, Франции, Швеции, Италии, России эти общие идеи продолжали энергично развивать швейц. геолог и палеонтолог Л. Агассис, англ. геолог А. Седжвик и особенно франц. палеонтолог А. Д'Орбиньи (1840), с именем к-рого правильнее всего связывать гипотезу катастроф в её завершённом виде (27 переворотов в истории Земли; вывод, основанный на данных о 18 000 видов). Однако положительным результатом этих идей явились формирование стратиграфич. П. и завершение разработки уже к нач. 40-х гг. общей стратиграфич. шкалы Земли. В России успехи П. додарвиновского периода связаны с именами Фишера фон-Вальдгейма, Э. И. Эйхвальда, X. И. Пандера, С. С. Куторги, П. М. Языкова и др. Особое место занимают выдающиеся исследования по стратиграфии, палеонтологии и зоологии предшественника Ч. Дарвина - К. Ф. Рулье, совершенно чуждого идей креационизма.

П. 60-х гг. 19 в., а затем 20 в. знаменует совершенно новый этап в развитии этой науки. Его начало отмечено появлением наиболее завершённой теории эволюции ("Происхождение видов" Дарвина, 1859), оказавшей огромное влияние на всё дальнейшее развитие естествознания. Хотя многие палеонтологи 19 в., такие, как Й. Барранд в Чехии, А. Мильн-Эдвардс и А. Годри во Франции, Р. Оуэн в Великобритании и др., не были дарвинистами, идеи эволюционизма стали быстро распространяться в П. и нашли в ней превосходную почву для своего дальнейшего развития, напр. в трудах англ. естествоиспытателя Т. Гексли, австр. геолога и палеонтолога М. Неймайра, амер. палеонтолога Э. Копа. Но самое выдающееся место, несомненно, принадлежит В. О. Ковалевскому, к-рого с полным правом называют основателем совр. эволюционной П. Только после работ Ковалевского по П. позвоночных и Неймайра по П. беспозвоночных дарвинизм приобрёл ту палеонтологически обоснованную базу, в к-рой ещё продолжала нуждаться эволюц. теория. Роль П. позвоночных оказалась особенно значительной в разработке теоретич. проблем эволюции в связи со сложностью строения не только ныне живущих позвоночных, но и их ископаемых предков. На основе теории эволюции сделаны важные палеонтологические обобщения последователями Ковалевского: бельг. палеонтологом Л. Долло, амер. - Г. Осборном, нем. - О. Абелем и др. В дальнейшем эволюц. палеозоологию в России, а затем в СССР развивали А. П. Карпинский, С. Н. Никитин, А. П. Павлов, Н. И. Андрусов, М. В. Павлова, П. П. Сушкин, А. А. Борисяк, Н. Н. Яковлев, Ю. А. Орлов, Л. С. Берг, А. П. Быстров, И. А. Ефремов, Д. В. Обручев, Л. Ш. Давиташвили, Д. М. Раузер-Черноусова и мн. др.; палеоботанику - И. В. Палибин, А. Н. Криштофович, М. Д. Залесский и др. значит. роль в развитии П. сыграли работы рус. биологов А. Н. Северцова, И. И. Шмальгаузена, В. Н. Беклемишева, Д. М. Федотова и др.

Фундаментальной сводкой результатов палеонтологич. исследований 19 в. были труды К. Циттеля "Руководство" (1876- 1893) и "Основы палеонтологии" (1895). Многократно переиздававшееся последнее издание в полной переработке сов. палеонтологов (ред. А. Н. Рябинин) вышло в 1934 на рус. языке (беспозвоночные). Наиболее значительным, полностью законченным совр. справочным изданием по П. являются "Основы палеонтологии" (15 тт., 1958-64) под ред. Ю. А. Орлова (Ленинская пр., 1967). Аналогичный 8-томный труд по палеозоологии под ред. Ж. Пивто издан (1952- 1966) во Франции; 24-томное издание по беспозвоночным начало публиковаться в США (с 1953) под ред. Р. Мура и пока не завершено; переиздаётся с 1970 под ред. К. Тейхерта.

Основные направления развития палеонтологии и её связи с другими науками. Как наука биологическая П. теснейшим образом связана с комплексом биологич. дисциплин (популяционная генетика, биология развития, цитология, биохимия, биометрия и др.), методы к-рых она частично использует. Всё больше начинают применяться при палеонтологич. исследованиях новейшие методики, основанные на использовании различных излучений, химического анализа, электронной и сканирующей микроскопии и др. Традиционны тесные связи и взаимное обогащение со сравнит, анатомией, морфологией и систематикой животных и растений. Морфо-функциональный анализ и изучение морфогенеза скелетных структур ископаемых приводят ко всё более тесным связям П. с физиологией, эмбриологией, биомеханикой. Сравнительно-историч. изучение древних организмов, требующее использования метода актуализма, ведёт ко всё более широким связям П. с экологией, биогеоценологией, биогеографией, гидробиологией и океанологией. Изучение жизни древних морей и совр. Мирового океана позволило обнаружить ряд архаических организмов - "живых ископаемых" - латимерия, неопилина, погонофоры и др. Наиболее значительной остаётся связь П., изучающей закономерности историч. развития организмов как в отд. филумах (генетич. рядах организмов), так и в последовательности экологич. систем, с эволюционным учением. Филогенез и экогенез в одинаковой мере не могут быть достаточно поняты без объединения достижений П. и неонтологии. История филогенетич. построений, начиная от первой чисто неонтологич. схемы Э. Геккеля (1866) и до совр. частных и общих построений филогении, показывает, сколь шаткими оказываются эти схемы без достаточных палеонтологич. знаний. Вместе с тем для самой П. важно правильное понимание таких явлений, как параллелизм в изменчивости (см. Гомологических рядов закон), парафилия, внутривидовой полиморфизм и т. д., имеющих то или иное значение в формировании представлений о происхождении и родословной биологич. таксонов. П. и неонтологию тесно объединяют общие и важнейшие в биологии проблемы видообразования, факторов и темпов эволюции, её направлений. Однако можно с уверенностью сказать, что П. получила от неонтологии значительно больше, чем неонтология от неё пока взяла и могла бы взять. П. обладает совершенно неисчерпаемым фондом фактич. документов действия эволюционного процесса (только ископаемых беспозвоночных известно не менее 100 тыс. видов), и неонтология (даже сравнительная анатомия и систематика) ещё далека от освоения этого фонда. Неонтологией явнонедостаточно оценена фактич. длительность эволюционного процесса, а она теперь прослеживается документально почти с границы химич. и биологич. эволюции на протяжении 3, 5 млрд. лет; история прокариотов, эукариотов и становления многоклеточных организмов (Metaphyta и Metazoa) фиксируется в П. уже датами изотопной геохронологии. Наконец, сама система и родословные отношения органич. мира не могут оставаться без существенной перестройки в свете палеонтологич. истории организмов дофанерозоя и фанерозоя. Мн. проблемы неонтологии не возникли бы без П. (темпы и направления эволюции, происхождение высших таксонов органического мира).

Значение П. в системе наук о Земле не менее велико. Геология стала подлинно историч. наукой о Земле только с возникновением стратиграфии на рубеже 18 и 19 вв., когда был найден способ определения относительной хронологии геологич. образований по ископаемым остаткам организмов (руководящие ископаемые) и возникла объективная возможность геол. картирования не типов горных пород по их петрографии, признакам, а возрастных подразделений слоистой оболочки земной коры. Стратиграфическая корреляция, по данным П. и вспомогательным данным изотопной хронометрии и др. физич. методов сопоставления древних отложений, лежит в основе успехов геологии. Коренное значение для внедрения П. в стратиграфич. геологию имело эволюционное учение, опиравшееся на теорию естественного отбора, концепцию необратимости эволюционного процесса; сама геология такой теории не имела. Франц. палеонтолог и геолог А. Оппель, изучавший юрские отложения Центр. Европы, впервые предложил зональный палеонтологический метод сопоставления отложений, и, хотя зональная стратиграфия не получила быстрого распространения на всю стратиграфич. шкалу, эта идея П. стала ведущей во всём дальнейшем совершенствовании общей стратиграфич. шкалы и в региональной стратиграфич. корреляции. Отсюда берёт своё начало науч. биостратиграфия, хотя сам термин был предложен бельг. палеонтологом Долло лишь в 1909. П. внесла в геологию свой метод отсчёта времени (биохронология), и современная т. н. хроностратиграфич. шкала, строго говоря, является шкалой биостратисрафической. Палеонтологич. метод оказался наиболее универсальным как для обоснования самих стратиграфич. подразделений и выявления коррелятивных особенностей их биологич. характеристики (периодичность или этапность развития органич. мира), так и для конкретной типизации (стандартизации) биостратиграфич. границ, что стало важнейшей международной задачей стратиграфии. Экологич. контроль оказывает всё возрастающее влияние на палеонтологич. метод в региональной стратиграфии, а биогеографический - на межрегиональную и планетарную корреляцию отложений. При этом выявляется теснейшая связь П. с учением об осадочных фациях (само определение последних невозможно без данных П.), с литологией и седиментологией вообще, геохимией и биогеохимией осадочных пород. Данные П. играют важнейшую роль во всех палеогеографич. реконструкциях, в т. ч. и палеоклиматологических (выявление сезонности и климатич. зональности по данным скелетных структур животных, палеодендрологии, географии древних организмов и т. п.). Литолого-фациальные карты, наряду с их огромным значением в историч. геологии, становятся всё более важными и для прогноза поисково-разведочных работ на уголь, нефть, газ, бокситы, соли, фосфориты и др. полезные ископаемые. При этом остаётся важной породообразующая роль самих древних организмов (мн. типы карбонатных и кремнистых пород, залежи различных каустобиолитов, проявление фосфатности и различной минерализации, связанной либо прямо с первичным физиологич. химизмом древних организмов, либо с последующими адсорбционными процессами в органогенных скоплениях). Органич. мир древних эпох и его непосредственное участие в ведущих процессах биосферы создали главный энергетический потенциал Земли. Связь П. с геологией нерасторжима не только потому, что последняя является главным поставщиком палеонтологич. материала и фактич. информации об условиях среды обитания в различные периоды (а без этого невозможно развитие П., так же как и неонтологии), но и потому, что геология пока остаётся и гл. потребителем результатов палеонтологич. исследований, ставя перед ними всё более новые и сложные задачи, требующие освоения совр. биол. и геол. теории.



Copyright © 2020    ·    О проекте: «Рефераты, Энциклопедии, Словари On-Line»    ·
Поиск информации: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК. - Книга рекордов Гиннесса